На главную
Пресс-клуб Фото специального корреспондента журнала «Костер» Бориса Гесселя

От редакции. Это письмо, адресованное всем читателям «Костра», привез нам из Франции специальный корреспондент нашего журнала Борис Гессель. Мы решили, что послание парижской студентки Дианы непременно должно появиться на страницах «Костра». Почему? Потому что Диана говорит еще об одной важной черте толерантности — о верности своим корням, своей культуре, своим предкам, своей истории, о том, что дает нам силы и помогает найти слова для межкультурного диалога и взаимопонимания.

Я ЕЩЕ ДЕВОЧКА ИЛИ УЖЕ ЧЕЛОВЕК?

Как романтично родиться на острове! Особенно, если этот остров называется Сите и находится в центре Парижа. Представьте себе, это была ПЯТНИЦА! Можете проверить: 5 апреля 1985 года. И моя русская мамочка была как Робинзон — одна-одинешенька и без языка, я имею в виду французского. Говорят про счастливых людей «родился в рубашке», я же родилась в настоящем розовом платье. Мама очень гордилась и всем рассказывала о французском элегантном «миракле». Но чуда никакого не было, просто после кесарева сечения, пока отходил наркоз, меня успели искупать, одеть и уже потом представить в лучшем виде маме. Моя мамочка долго верила, что детей находят в капусте, так же она долго верила, что хорошие девочки рождаются в розовых платьях.

Воспитывали меня по принципу: любить и баловать. Баловали меня русским языком, прописями, русской историей и, конечно, «У лукоморья дуб зеленый…». К нам часто заходили друзья, естественно, русские. Французы в гости приходили, позвонив предварительно за несколько дней, а то и за несколько недель. В разговорах часто повторялись слова «идеал, быть настоящим человеком…».

Поэтому, когда мы были одни, я спросила:

— Мамочка, я еще девочка или я уже человек?

Мама, засмеявшись, подвела меня к зеркалу:

Красавица в зеркале

— Посмотри, ты уже большая девочка, но еще маленький человечек. Чтобы быть настоящим человеком, надо…

Дальше следовал длинный перечень всех качеств, которыми нужно было обладать. Я даже расстроилась, оказалось, чтобы быть настоящим человеком, совсем не обязательно ходить на балет и играть на пианино! Зря старалась. Хорошо, что вовремя бросила и стала заниматься кунг-фу, чтобы выработать силу воли.

История Франции начиналась для меня, конечно же, с XI века, когда Анна Киевская вышла замуж за французского короля Анри. Естественно, Анна была самой красивой и умной женщиной Европы, хорошо играла в шахматы и правила Францией после смерти мужа. Правительница Франции — русская, и подписывала документы по-русски, показывая этим двойную королевскую принадлежность Руси и Франции.

Поэтому мои первые стихи были вот такие:

«Нет лучше русских жен на свете,
об этом знают даже дети!»

Но больше всего мне нравились разговоры о «русской душе», ее широте и красоте. Примеры были исторические, с цифрами и фактами. «200 тысяч беженцев покинуло Францию после революции 1789 года, большую часть их ласково приняла Россия». Знаменитый француз, последний из рода Ришелье, был назначен губернатором Одессы. Сюда же он пригласил работать великого выдумщика Леонара, «куафера» Марии-Антуанетты, тридцатилетнего графа Рошешуара, торговых людей Сикара и Рено и т. д. Одесситы обожали своего дюка за «русское сердце». Через десять лет после возвращения во Францию Эммануил де Ришелье умер в одиночестве и нищете. А в Одессе до сих пор стоит золоченая фигура дюка с надписью: «…благодарные к незабвенным его трудам жители всех сословий». Да, русскую эмиграцию «встречала» Франция по-другому. И начинались сравнения, смешные и грустные.

Мамчик делала разные уловки, чтобы я полюбила русскую литературу, поэзию, музыку, чтобы я хорошо говорила по-русски. Она хвалила меня по-русски, а ругала по-французски, чтобы русский всегда оставался языком ласки, взаимопонимания, любви… Русский язык в нашем доме — это был ПРАЗДНИЧНЫЙ ЯЗЫК! Все поздравления к праздникам, ко дню рождения были написаны в стихах по-русски, с рисунками, фотографиями и вывешены были на видном месте. Есть много книг с автографами и есть очень смешные: «ех-невесте Диане от дедушки февральской революции Виталия Стацинского». Мне было всего лишь 5 лет!

А сегодня… 22. И я уже стесняюсь спросить у мамы: «Я еще девочка или я уже человек?»

Диана,
студентка IV курса Paris-IV.
Родилась и живу в Париже, 22 года

Художник Б. Забирохин


© 2001-2012