На главную
ФЕВРАЛЬ 2012 года

10 февраля — День памяти АЛЕКСАНДРА СЕРГЕЕВИЧА ПУШКИНА (1799–1837)

Валерий Павлович Леонов. Всемирный клуб петербуржцев

У нас в гостях директор библиотеки Российской академии наук (БАН), доктор педагогических наук, профессор, заслуженный работник культуры России, член Всемирного клуба петербуржцев Валерий Павлович ЛЕОНОВ.

Иллюстрации к $laquo;Евгению Онегину» К. Севастьянова

— Валерий Павлович, в прошлую нашу встречу, в сентябре 2011 года, Вы говорили о чтении как о путешествии души. И назвали главной в своей жизни книгу Пушкина «Евгений Онегин»…

— Да, всё так. Не случайно в романе «Евгений Онегин» слово «душа» употребляется 773 раза. Помните, как влюбленная Татьяна приходит в дом Евгения? «Везде Онегина душа себя невольно выражает». В этой книге много ответов, на все вопросы. Нужно только уметь читать. Ведь видов чтения есть множество. Поверхностное, учебное… И чтение профессиональное, постигающее внутреннюю энергетику произведения. Чтение как инструмент познания. Вот вы, читая, задумывались, сколько лет Татьяне при первой встрече с Онегиным? А это есть в контексте! Татьяна у Пушкина — девочка-подросток. И почему Ларина? Потому что в ней — русская душа, душа дома, «лары» — это хранители домашнего очага. Или любимый вопрос экзаменаторов: какое у Татьяны было отчество? Надпись на могиле ее отца: «Смиренный грешник Дмитрий Ларин». Значит — Татьяна Дмитриевна… Или дата дуэли Онегина с Ленским. Точного числа в тексте нет. Но и это можно узнать! Именины у Татьяны — 25 января. Весь следующий день Евгений проспал. Значит, дуэль — 27 января. Или, например, в конце восьмой главы появляется «злая минута» — над ее разгадкой я размышлял полтора года. Более того, ведь Пушкин предлагает нам самим дописать свой роман, оставляя открытый финал… Чтение — это всегда сотворчество, всегда работа не только писателя, но и читателя. Работа души. Диалог с автором в процессе чтения обогащает читателя духовно. В свою очередь, истинно талантливое произведение с каждым новым его прочтением становится прекраснее.

— А можно ли говорить о чтении как о тайне творчества?

— Безусловно! Это одна из тайн творчества. Чтение предполагает способность, умение вместить весь необъятный мир — с прошлым, будущим и настоящим — в свернутые формы времени и пространства. Это как стрела, бьющая в цель и летящая вечно. Символ предельной концентрации Вселенной. При чтении этот сгусток времени и пространства — зернышко «протоматериала» — превращается во всеобъемлющий Космос. И возникает эффект симультанности — в момент чтения на данной странице оживают события, времена, пространства других временных эпох. И читатель постигает мир во всей его распахнутости, безмерной широте. Ребята могут мне поверить: за книжными знаками скрывается бесконечность. Но чтобы познать ее, необходимо приложить некоторые усилия. Подключить свое воображение, память, опыт. Ведь чтение — это всегда воплощение самого себя.

Иллюстрации к $laquo;Евгению Онегину» К. Севастьянова

— Вы говорите о книге, как о живом существе…

— Книга таинственно, загадочно возникает «из самого» автора, получает самостоятельную жизнь, становится личностью и, как всякое живое существо, живет, действует и участвует в рождении нового — например, в создании духовной атмосферы. Книга помогает открыть двери будущего. Поэтому эпоха Гутенберга не может закончиться — она навсегда стала частью ныне существующей книжной культуры.

Иллюстрации к $laquo;Евгению Онегину» К. Севастьянова

Беседовал Н. Б. Харлампиев

Силуэты К. Севастьянова



© 2001-2012